О создании частных военных компаний в РФ

В середине прошлого года депутат А.Митрофанов внес в Думу законопроект по госрегулированию создания и деятельности частных военных компаний (ЧВК). Президент Владимир Путин считает, «что над этим можно подумать, рассмотреть», а значит, наемные боевые формирования вскоре могут появиться в нашей стране. В них, в частности, смогут продолжить карьеру военные пенсионеры.Настаивая на актуальности этого законопроекта, его автор отмечает необходимость трудоустройства бывших военнослужащих и опыт использования их военного потенциала в иностранных государствах. «Как показывает мировая практика, осознание неизбежности использования частных военных компаний стало широким полем для их применения и может изменить сам способ ведения или предотвращения вооруженных конфликтов малой интенсивности и даже войны», – считает депутат.О частных военных компаниях мы писали и раньше. Послушаем мнения наших экспертов.Александр МИХАЙЛЕНКО, профессор кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте РФ, доктор политических наук, в своей публикации «Частные военные компании – будущее или реальность?» пишет:– Частные военные и охранные компании заполняют вакуум, который образуется главным образом в трех случаях возникновения нестабильных ситуаций. Во-первых, в зонах вооруженного конфликта низкой интенсивности (новые асимметричные войны), когда не происходит полного развертывания войск, или в постконфликтных ситуациях при высоком уровне опасности.Во-вторых, при вооруженных конфликтах, когда или пока международные организации не вмешиваются в их урегулирование.В-третьих, в районах напряженности в богатых природными ресурсами развивающихся странах, где государство слабо контролирует свою территорию. В таких странах ЧВОК охраняют транснациональные добывающие корпорации.Ассоциация международных миротворческих операций, которая объединяет ряд крупных ЧВОК, указывает, что 40 процентов компаний этой сферы были основаны после терактов в США 11 сентября 2001 года. По оценкам исследовательского центра Brookings Institution, в 2006 году в мире насчитывалось более 3 тысяч частных военных компаний, которые действовали более чем в 100 странах мира, на всех континентах, кроме Антарктиды.ЧВОК оперируют огромными средствами. Этот рынок недостаточно прозрачен, поэтому точные данные о его объеме неизвестны. По некоторым оценкам, в настоящее время рынок частных военных услуг достигает около 200 млрд. долл. с тенденцией быстрого роста. В 2006 финансовом году министерство обороны США заключило контрактов на сумму 295 млрд. долл. Из них 38,5 процента (более 113 млрд. долл.) прошло по статье «другие услуги». Специалисты полагают, что большинство услуг данной категории были предоставлены частными военными компаниями. В 2005 году британские ЧВОК получили от государства за свои услуги 7,3 млрд. долл. Рынок частных военных услуг в Германии составляет более 2 млрд. долл., в Австралии – 1,4 млрд. долл. Крупными игроками на международном рынке частных военных услуг являются также Франция и Израиль. Очень быстрыми темпами растет присутствие на данном рынке китайских ЧВОК, особенно в африканских странах, где они обеспечивают безопасность китайских нефтегазовых компаний.Приведенные выше данные о чрезвычайно высоких темпах роста отрасли ЧВОК говорят о том, что для ее развития имеются некоторые весьма существенные причины. Одна из них – активно развивающийся в мире процесс приватизации. Многие государства освобождаются от выполняемых ими ранее функций. Этот процесс затрагивает и военную сферу, и сферу обеспечения безопасности. В мире ведутся дискуссии по вопросу об обоснованности передачи государством в частные руки части функций, которые ранее рассматривались исключительно как атрибут государства. Параллельно с такой приватизацией военной деятельности во всем мире растет спрос владельцев крупных состояний на обеспечение личной безопасности и охраны собственности.С процессом приватизации соседствует процесс аутсорсинга, который существенно влияет на рост ЧВОК. Аутсорсинг – это передача организацией определенных бизнес-процессов или производственных функций на обслуживание другой компании, специализирующейся в соответствующей области. Аутсорсинг направлен на повышение конкурентоспособности и эффективности деятельности в соответствующей сфере. ЧВОК как раз и выполняют такие военные и охранные функции, которые не связаны напрямую с ведением боевых действий.Целесообразность приватизации и аутсорсинга и обосновывается их инициаторами заботой о повышении экономической эффективности производимых услуг. Хотя это положение не находит достоверного подтверждения, считается, однако, что ЧВОК с экономической точки зрения действуют более эффективно по сравнению с государственными организациями.Выходу частных военных компаний на международный рынок во многом способствовали процессы глобализации. Быстрый информационный обмен, стирание препятствий в форме государственных границ и другие следствия глобализации создали условия для того, чтобы более конкурентоспособные компании могли захватывать зарубежные рынки. Это тем более важно в условиях, когда во многих регионах мира в последнее время резко обострилась потребность в военных и охранных услугах.Свой вклад в развитие ЧВОК внес и геоэкономический фактор конкурентной борьбы за контроль над природными ресурсами, а также за возникающими новыми нишами мирового хозяйства. Крупным государствам, с одной стороны, хотелось бы держать такие богатые ресурсами регионы в сфере своего влияния, а с другой – такую политику иногда не очень выгодно проводить открыто с позиций государства. Тогда и используется инструмент ЧВОК.Надо упомянуть о заинтересованности государств иметь различные инструменты внешнеполитического влияния. Иногда государства испытывают потребность провести такие международные действия, принадлежность к которым не совсем выгодна им с точки зрения имиджа. И тогда государства, заметая следы, могут решить подобную задачу с помощью частника. Государства могут использовать ЧВОК и для того, чтобы уходить от юридической ответственности за рискованные шаги на международной арене.Наконец, можно отметить еще одну причину роста ЧВОК. События последних лет показывают, что государства иногда предпочитают направлять в опасные регионы не регулярные войска, а «коммерческих добровольцев». Еще одной причиной роста ЧВОК стала проводимая во многих странах мира военная реформа. Казармы покидают тысячи высококвалифицированных специалистов военного дела.Существуют различные классификации частных военных и охранных компаний. Известный специалист П.Зингер определяет ЧВОК как коммерческие организации, которые занимаются бизнесом, тесно связанным с ведением военных действий. Частные охранные компании (ЧОК) в зонах боевых действий обычно осуществляют защитные, а не наступательные действия. Однако в зоне боевых действий четкое разделение в этом смысле стирается. При защите нефтепровода ЧОК может проводить боевые операции против местных террористов. В Ираке, например, между охранными и военными частными компаниями нет практически никаких различий. Здесь все компании так или иначе оказались на линии фронта.С точки зрения организации деятельности частного военного сектора первый важнейший вопрос состоит в том, кто является нанимателем этих компаний. Анализ практики деятельности ЧВОК показывает, что заказы на их услуги поступают из различных источников. В 2006 году эти компании 62 процента контрактов заключили с правительствами, 29 процентов – с бизнес-структурами, 6 процентов – с частными лицами, 3 процента – с неправительственными организациями. Таким образом, основным работодателем ЧВОК являются национальные государства. Так, компания «Блэкуотер» (недавно она была переименована в Xe Services) имеет контракты с министерством обороны, разведывательным сообществом, государственным департаментом США. За период 2001–2006 гг. компания получила федеральных контрактов на сумму более 1 млрд. долларов.Одним из важных заказчиков частных военных и охранных услуг является Организация Объединенных Наций. Так, тыловое обеспечение миссии ООН в Дарфуре осуществляется американской ЧВОК. Британская ЧВОК «Иджис» заключила контракт с миссией ООН в Ираке, оказывая услуги безопасности отделу ООН по оказанию помощи в проведении выборов и работе избирательной комиссии Ирака. Среди других заказчиков частных военных услуг – транснациональные компании и частные лица.Россия практически отсутствует на мировом рынке частных военных и охранных услуг, хотя у нас в стране зарегистрированы тысячи частных охранных предприятий. Сведения об их участии в оказании услуг за рубежом очень скудные. В Ираке объекты и конвои «Русской инженерной компании» охраняют российские контрактники. Группа из 15 человек работает вахтовым методом по три месяца. Все они сотрудники Орловского негосударственного образовательного учреждения «Центр-антитеррор». Но подобных примеров не так много...Так или иначе, активная деятельность частных компаний в военной сфере стала реальностью, и с этим фактором в ближайшее время придется считаться и при планировании внешнеполитических мероприятий, и при организации миротворческих миссий и операций по принуждению к миру.
Валерий ПРАСОЛОВ, эксперт медиапортала «Хранитель», заместитель председателя Общероссийского профсоюза НСБ, кандидат политических наук, в своей статье «Стать в строй ЧВК» пишет, что выход российских компаний на рынок частных военных услуг возможен:– В современных международных миротворческих операциях ЧВК выступает, равноправным правовым субъектом наряду с родами и видами вооруженных сил. Согласно заключениям американских экспертов (а возможно, и финансовым интересам некоторых транснациональных компаний), корпорации подобного типа со временем будут приобретать все большую роль в войнах и вооруженных конфликтах. Их существование и влияние на ход боевых действий уже очевидно по опыту войн в Ираке и Афганистане, где эти компании берут на себя все больше функций армии и полиции.В западной прессе дискуссия по поводу частных военных компаний идет уже который год. И общая суть полемики сводится к осуждающему пониманию того, что «приватизация войны» – явление состоявшееся, уничтожить его нельзя, значит, необходимо создать такую правовую базу и такую систему контроля, которую позволят держать ЧВК в узде. Спор об их юридическом статусе продолжается до сих пор, и многие международные правозащитные и пацифистские организации продолжают называть ЧВК конторами для наемников, но дело куда как сложнее. Даже ООН теперь уже все чаще прибегает к их услугам.Впервые американское правительство прибегло к помощи частных военных компаний для обучения войск своих союзников в 1974 году, когда американская компания Vinnell Corp., принадлежавшая военно-промышленному концерну Northrop Grumman, получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии, что в первую очередь предусматривало защиту нефтяных разработок в самой Саудовской Аравии. В Африке пионером в данной области является компания Executive Outcomes, которая была создана в 1989 году во главе с бывшим начальником западноевропейского отдела службы диверсий (Civil Cooperation Bureau) министерства обороны ЮАР Э.Барлоу, а начальником отдела кадров в ней стал бывший офицер 5-го разведывательного полка специального назначения армии ЮАР Л.Луитинг.В 1990-е годы частный военный бизнес полностью трансформировался, сформировав абсолютно новый, а главное, легальный и доходный сегмент международного рынка. Частные военные компании тренировали войска в 42 странах и приняли участие в более чем 700 конфликтах. Во время войны в Персидском заливе 1991 года соотношение гражданских контрактников и военнослужащих США было 1:50. Хотя большинство из них представляли не военные, а обычные частные компании. Таким образом, к началу этого века в мире появилась достаточно мощная индустрия частного военного предпринимательства. Поскольку основным работодателем было правительство США, многие британские, южноафриканские и израильские компании получали регистрацию в США. Так, израильская компания Sayeret Group была зарегистрирована в американском штате Невада, британская компания Pistris Inc. была зарегистрирована в американском штате Массачусетс, а еще одна зарегистрированная в США (в штате Арканзас) компания Trojan Securities International имеет капитал и менеджмент как из США, так и из Великобритании и достаточно активно действует в Латинской Америке, имея офис в Эквадоре. Британская компания TASK International открыла собственный офис на Флориде и заключила с правительственными структурами США контракты на обучение полиции Ямайки и Малайзии и президентской гвардии Нигерии.В настоящий момент более сотни военных компаний «работают» более чем в 50 странах. Их суммарный годовой доход ежегодно составляет 100 млрд. долл. с тенденцией к росту. Конкуренция между ЧВК становиться все жестче, поэтому наиболее стабильно и успешно работают те из них, что были куплены крупными корпорациями оборонной индустрии. Военные компании нанимают бывших высоких правительственных чиновников и генералов, чтобы добиваться госконтрактов, активно лоббируют свои интересы.Тем не менее по всем конвенциям и национальным законам наемничество – это преступление. На «солдат удачи» не распространяется статус военнопленных. По статье №47 Дополнительного протокола №1 Женевской конвенции, наемник – это иностранец, который временно завербовался по личной инициативе для непосредственного участия в вооруженном конфликте с целью получить личную выгоду, при этом его вознаграждение значительно превышает зарплату военнослужащих местной армии.Эти размытое определение трудно применимо к сотрудникам ЧВК. Они работают по долгосрочным контрактам и в качестве - так, по крайней мере, декларируется - советников и техспециалистов, а не прямых комбатантов.Периодически ЧВК «ловят» на сотрудничестве с наркокартелями, мятежными группировками и террористическими организациями. В ходе расследования обстоятельств событий 11 сентября выяснилось, что британские ЧВК Sakina Security и Trans Global Security тренировали боевиков исламистских группировок для отправки в Чечню и Афганистан. Шесть курсантов Trans Global позже стали бойцами Аль-Каиды.И еще один аспект. Западным правительствам существование ЧВК прежде всего выгодно с точки зрения «общественного очковтирательства». Они могут выполнять деликатные правительственные поручения, помогают снизить политическую стоимость конфликта. 20 тысяч контрактников в Ираке избавляют США и их союзников от посылки туда дополнительных войск. Смерть их сотрудников в отличие от гибели солдат регулярных войск редко фиксируется и потому не будоражит через прессу общественное сознание. Участие армии США в гражданской войне в Колумбии законодательно ограничено. Но президентская администрация уже много лет обходит этот запрет, нанимая ЧВК.Существует практически условное деление частных военных компаний по оказываемым услугам.♦ Компании, оказывающие военные услуги (military provider companies), предоставляют клиентам тактическую поддержку в ходе боевых действий, включая непосредственно участие в боевых операциях; участвуют в боевых операциях силами своих формирований; ведут разведывательную деятельность; выполняют миротворческие задачи, в т.ч. и задачи по подавлению вооруженного сопротивления в интересах правящего в стране режима или заинтересованной коммерческой компании. Такие компании постоянно обвиняли в наемничестве из-за их агрессивных методов в выполнении клиентских заказов.Самая знаменитая из них – южноафриканская Executive Outcomes, которая закрылась в 1999 году. На ее счету две блестяще проведенные широкомасштабные военные кампании (1993-1997 гг.) по разгрому повстанцев УНИТА в Анголе и ОРФ в Сьерра-Леоне. Из нынешних жестко работает Northbridge Services Group. В мае 2003-го она отправила две группы коммандос в Нигерию для освобождения заложников, захваченных бастующими рабочими шельфовых буровых комплексов Chevron, Shell и Transocean. Узнав о прибытии наемников, бастующие отказались от всех своих требований.♦ Военные консалтинговые компании (military consulting companies). Спектр услуг: стратегическое планирование, реформирование вооруженных сил, непосредственная тренировка армейских подразделений, консультативные услуги по непосредственной реорганизации и реформированию вооруженных сил, разработка оперативных доктрин и военных концепций и т.д. В августе 1995г. хорватская армия провела операцию «Буря», разгромив сербские войска в Краине. За год до того американская консалтинговая Military Professional Resources Incorporated взялась за превращение хорватских отрядов в профессиональную армию. Несмотря на успех своих подопечных, MPRI отрицала свою причастность к «Буре», так как хорваты устроили в Краине тотальную этническую чистку.♦ Компании, предоставляющие услуги военной логистики (military support companies). Они занимаются тыловым обеспечением войск и строительством военных объектов, обслуживают армейские компьютерные системы или сложные системы вооружений, поставкой оружия и техники в кризисные районы мира, осуществляют разминирование минных полей и уничтожение неразорвавшихся боеприпасов. Наиболее успешная - американская Kellog, Brown and Root – военно-строительная «дочка» концерна Halliburton. Получила все контракты по тыловой поддержке войск США и НАТО на Балканах. Самый большой контракт в Ираке – более 11 млрд. долл. В него входит снабжение армии, строительство, восстановление нефтекомплекса Ирака. Аудиторские проверки выявили, что KBR обманула Пентагон на 1,8 млрд. долл. Однако с помощью Дика Чейни компания продлила контракт еще на год.♦ Частные охранные компании (private security companies). В военную категорию входят те охранные компании, которые действуют обычно в зонах боевых действий, решая задачи по охране особо важных физических лиц (например, президента Афганистана Хамида Карзая охраняют специалисты из американской ЧВК), объектов инфраструктуры, стационарных промышленных и военных объектов, сопровождают воинские колонны и грузы, осуществляют контроль и охрану отдельных территорий и мероприятий, выполняют полицейские и другие функции. Здесь все зависит от обстановки. Например, при защите нефтепровода ЧОК может проводить боевые операции против местных партизан или бандитов. В Ираке, например, между охранными и военными компаниями нет никаких различий. Здесь все фирмы, так или иначе, оказались на линии фронта. За два года в боевых столкновениях и засадах погибли до трехсот иностранных контрактников.Оценку ЧВК дает Владимир СЕРЯКОВ в статье «Легионеры для маленькой войны»:– Участие регулярных армий даже в незначительных по масштабам конфликтах сопряжено с огромными затратами материальных и финансовых ресурсов, причем завоеванные приобретения в большинстве случаев не компенсируют понесенных потерь. Это связано с постоянным ростом стоимости вооружения, а вместе с этим затрат на содержание войск и подготовку специалистов-профессионалов для ведения современной войны. Расходы на армию в период боевых действий многократно возрастают за счет денежной надбавки военнослужащим, выплаты страховок, восстановления и потерь техники, повышения расхода ГСМ, боеприпасов и т.д. Высокая эффективность вооружения и растущая его стоимость обусловили тенденцию к сокращению численности боевых формирований в сухопутных войсках высокоразвитых государств, поэтому настоящие и грядущие высокотехнологичные войны уже не позволяют выделять мотострелковые и танковые подразделения для выполнения второстепенных задач: охраны объектов тыла и коммуникаций, проведения мероприятий контрпартизанской войны и гуманитарных операций.Боевыми документами армий стран НАТО определено, что охрана и оборона тыловых районов возлагается на подразделения военной полиции и территориальные войска, но, как показывает опыт войны в Афганистане и Ираке, первых явно недостаточно, а на местные армейские и полицейские формирования далеко не всегда можно положиться. Регулярная армия существенно ограничена международным военным правом и нормами внутреннего законодательства в выборе средств и способов выполнения боевых задач, тогда как иррегулярные формирования в своих действиях абсолютно ничем не стеснены.Существующий нравственно-правовой аспект участия вооруженных сил в военных конфликтах за пределами метрополии, независимо от предлога их ввода на чужую территорию, по сути, является интервенцией и, как правило, воспринимается местным населением негативно. По мере увеличения продолжительности интервенции такая неприязнь только усиливается.Новые геополитические условия, в которых приходится отстаивать свои интересы как государствам, так и промышленным корпорациям, детерминировали по-настоящему революционное явление: в сфере военной деятельности появились частные военные компании (ЧВК). Можно сказать, что произошла частичная приватизация такой области сугубо государственной ответственности, как оборона и безопасность.Спрос на услуги частных армий имеет устойчивую тенденцию к росту. В этом несложно убедиться по динамике сумм заключенных контрактов. Если в 60-70-х годах XX века ежегодный портфель заказов всех ЧВК составлял около 500 млн. долл., а в 2003г. вырос до 4 млрд. долл., то в 2008г. они получили контрактов на сумму более 150 млрд. долл. Доход частных структур от оказания военных услуг в 2010г. преодолел рубеж в 200 млрд. долл.Очевидно, что правительства государств Европы, Азии, Африки и Америки умеют считать деньги и понимают свою выгоду от взаимодействия с частными военными структурами. Даже поверхностный взгляд позволяет увидеть те перспективы, которые сулит новое явление нашим извечным оппонентам. Оно могло бы принести пользу и нам, учитывая те преимущества, которые имеют ЧВК перед регулярной армией.В самом деле, использование ЧВК позволяет правительствам решать такие внешнеполитические задачи и там, где присутствие вооруженных сил с точки зрения государственного престижа и поддержания национальной репутации нецелесообразно, что позволяет избегать нежелательного общественного и международного резонанса. «Корпоративные солдаты» находятся вне поля международного военного права и могут применять формы и методы вооруженной борьбы без всяких ограничений. Регламентация их деятельности и сфера компетенций определяется контрактом с военным ведомством и руководством компании, а не нормами международного военного права. Это снимает ответственность за все морально-правовые издержки с государства-нанимателя и одновременно обеспечивает ту высокую боевую эффективность ЧВК.Управление ЧВК и тактика их действий гибче и более приспособлены для противодействия иррегулярным формированиям.Нельзя обойти вниманием и финансовые выгоды от их деятельности. Военные компании позволяют переложить значительную часть расходов на поддержание военного государственного присутствия в том или ином регионе мира на плечи частных лиц и те государства, которые их нанимают. При относительно высокой стоимости услуг военных компаний и значительной суточной оплате персонала расходы такого рода непостоянны, так как работа, как правило, носит сдельный характер. В отличие от регулярных армий под них не требуется развертывание мощной инфраструктуры всестороннего обеспечения, что существенно сокращает накладные расходы. К примеру, в Сьерра-Леоне всего 285 бойцов ЧВК Outcomes провели операцию по подавлению повстанцев всего за 40 млн. долл., а миротворцы, сменившие их позднее, обходились ООН в 50 млн. долл. ежемесячно.Привлечение ЧВК к боевым операциям совместно с регулярной армией позволяет снижать официальную статистику безвозвратных потерь, к которым столь чувствительно общественное мнение любой демократической страны. Для нас это особенно актуально, поскольку программа перевода армии на контрактную основу пробуксовывает и костяк рядового состава мотострелковых, танковых, артиллерийских и других подразделений Сухопутных войск по-прежнему составляют военнослужащие по призыву.Таким образом, появление частных военных компаний определенным образом меняет не только подходы к применению военной силы в мирное время, но и концепцию военной политики государства в целом. Наличие в арсенале любого субъекта международных отношений такого инструмента дает ему существенные преимущества в глобальной конкуренции.Его поддерживает Петр ИВАНЧЕНКО в статье «Для России настало время частных армий?»:– Общемировую тенденцию, в той или иной степени наблюдаемую в большинстве стран мира сегодня, аналитики характеризуют как «размывание суверенитета». Речь идет о фактической приватизации... некоторых функций государства.Процесс этот начался не сегодня. Теперь, похоже, время частных армий настало и для России. В 2010г. Госдума приняла закон, разрешающий крупнейшим российским энергетическим компаниям создавать собственные силы безопасности. Не службу или отдел, а именно силы – вооруженные и имеющие достаточно широкие полномочия по использованию оружия для защиты принадлежащих компании объектов. Конкретно речь идет о «Газпроме» и «Транснефти», т.е. по сути государственных компаниях.Очевидно, что обеим компаниям действительно нужна эффективная вооруженная охрана, способная защитить их магистральные трубопроводы как от воровских врезок, так и от терактов, которые уже неоднократно имели место.Строго говоря, вопросы обеспечения безопасности вполне могли быть решены силами специально выделенных подразделений МВД, например вневедомственной охраны или даже армии. Учитывая статус и значение данных компаний, такое решение было бы вполне обоснованным.Но проблема в том, что эти трубопроводы находятся на территории не только России, но и стран ближнего зарубежья. И здесь, конечно, использование военнослужащих или сотрудников милиции натолкнется на очевидные правовые преграды. Иное дело - сотрудники частных военных компаний (ЧВК), которые смогли бы обеспечивать безопасность российских газопроводов за рубежом.Бурно развивающийся рынок частных армий – место жесткой конкуренции и борьбы за каждый контракт. Трудоустройство значительного числа военных профессионалов, оставшихся без работы в силу сокращения Вооруженных сил и МВД, в ЧВК позволит им найти высокооплачиваемую работу в российских фирмах.Создание в России частных армий, помимо очевидных плюсов, несет и угрозы, связанные с недостаточной прозрачностью корпоративных силовых структур и неизбежным искушением «попутно» решать политические задачи.И завершая обзор, послушаем мнение Инны НОВИКОВОЙ, кандидата экономических наук, генерального директора ООО «Аудит, консалтинг и право+», изложенное ею в публикации «Частные военные организации» (в соавторстве с Варварой БЕЛЯКОВОЙ, зам. генерального директора ООО «Аудит, консалтинг и право+»:– Наряду с охранными организациями все чаще обсуждаются вопросы появления в России частных военных компаний. Подобное определение пока существует только в международно-правовых актах, так как начиная с 1950-х годов в вооруженных конфликтах косвенно участвуют иностранные частные военные и охранные компании.Очевидно, что негосударственные организации, которые призваны оказывать на договорной основе военные услуги физическим и юридическим лицам, государствам, появившись в России, аналогично охранным организациям будут осуществлять свою деятельность по отдельному закону (законам) и попадут под жесткий контроль со стороны государства. Скорее всего, Министерства обороны. Размах этой новой для России отрасли за рубежом огромен.Под военными услугами могут пониматься необязательно боевые задания, это может быть оказание государственным вооруженным силам поддержки в выполнении соответствующих задач. Это и сбор информации, и оперативная или логистическая поддержка, и подготовка военного персонала, и материально-техническое снабжение, и стратегическое планирование, в то время как охранными услугами, как правило, являются невооруженная и вооруженная охрана имущества, жизни и здоровья, консультирование.При создании закона возможно смешение двух видов услуг - охранных и военных. Доктринальные подходы нашли свое отражение в нормативных документах следующим образом.В документе Монтре частные военные компании определяются как «частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги независимо от того, как они себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».Если исходить из военных услуг, оговоренных выше, то фактически охранные организации, детективы, негосударственные образовательные учреждения, другие организации уже сейчас оказывают эти услуги.При рождении закона о частных военных организациях очевидно, что оказание такими юридическими лицами услуг, а возможно и работ, будет осуществляться на договорной возмездной основе, реальна передача военных и охранных функций государств, а также международных организаций на аутсорсинг частным компаниям. При этом, как любая коммерческая организация, предоставляя профессиональные услуги в сфере военного дела, она должна быть ориентирована на извлечение прибыли. Поэтому с точки зрения бухгалтерского учета здесь все понятно.С точки зрения налогового учета одновременно с созданием закона о частных военных компаниях необходимо думать об изменениях в законодательной базе о налогообложении. Необходимо сразу вносить изменения и в Трудовой кодекс РФ, дополняя его позициями, сопряженными с международным и военным правом.Таким образом, с созданием частных военных компаний необходимо вносить изменения в административное, уголовное, налоговое, военное и трудовое право.Итак, создание частных военных компаний – дело ближайшего будущего. От того, насколько хорошо будет проработан закон, зависят не только судьбы людей, связавших с ними свою жизнь, но и дальнейшее развитие национальной безопасности России.

       данная информация взята с Медиапортала о безопасности "Хранитель".